Ноя
11

Спецоперация Z: «Опять мы отходим, товарищ. Опять проиграли мы бой»

Наше вынужденное отступление из Херсона становится самым сильным морально-политическим ударом по обществу и власти. Этот удар посильнее, чем тот, что армия России испытала под Балаклеей и Красным Лиманом. Хотя бы потому, что там многое можно было списать на фактор внезапности. Теперь, на правобережье Днепра, сделать это невозможно.

Потому что на этот рубеж мы стремительно выскочили в самые первые дни спецоперации. Поэтому времени для создания несокрушимой эшелонированной обороны имели предостаточно. Но ничего не вышло. Методичное и систематическое уничтожение украинцами путей логистического обеспечения российской группировки, пока еще обороняющей Херсон, по сути, превратило наш плацдарм в отрезанный от своих, хотя и набитый войсками остров.

Самое поразительное: если стратегически наше положение на херсонском направлении заведомо оказалось столь проигрышным — для чего мы восемь месяцев зубами держались за этот плацдарм? Надеялись поднакопить силенок и все же хоть когда-нибудь рвануть на Николаев и Одессу? Но как это сделать, если тыловое обеспечение российских войск на Правобережье все больше и больше стало походить на отчаянные прорывы из окружения?

Складывается впечатление, что все, кому положено, давно понимали: к чему дело идет под Херсоном. Просто не могли не понимать. Но наверняка никто не брал на себя смелость отправляться в Кремль со столь дурной вестью. Чтобы рубануть по Гордиеву узлу понадобилось мужество генерала Сергея Суровикина, мрачная решимость которого чем дальше, тем больше становится безрадостной витриной нашей уже полгода буксующей спецоперации на Украине. Цели и задачи которой, как представляется, давно уже в густом тумане даже для тех, кто непосредственно руководит боевыми действиями на этом фронте.

Чего теперь ожидать? Что соединения и части, которые нам из-под Херсона предстоит перебросить на левый берег, после непродолжительного отдыха и пополнения позволят нам серьезно уплотнить наступающие боевые порядки под Угледаром, Марьинкой, Авдеевкой и Первомайском? И все же хотя бы там решительно сдвинуть фронт в западном направлении?

Это вряд ли. Во-первых, потому, что неизвестно в каком состоянии на левый берег выйдут наши часть и соединения? Какие потери понесут при отступлении? Сколько боевой техники, снаряжения и припасов нам придется оставить врагу? Ведь отход — один из самых сложных видов боевых действий. Покинув окопы, ты мгновенно попадаешь под мощный огонь противника, который заранее знает все основные маршруты отступления войсковых колонн. Все дороги и остатки мостов превращаются в кромешный ад. И по нему до своих нужно проскочить не один десяток километров.

Во-вторых, из-под Херсона на Донбасс одновременно двинут и высвободившиеся на правобережье войска ВСУ. Сегодня у них против нашего плацдарма там сражается до четырех мотопехотных, одна механизированная и одна танковая бригада. Если Днепр превратится в линию фронта между нами — для создания устойчивой обороны столько не понадобится на этом рубеже не только нам, но и украинцам. Три-четыре высвободившиеся и самых боеспособных бригады ВСУ тоже вне всякого сомнения тут же будут переброшены на Донбасс. Так что неизвестно, получим ли мы хоть какое-то преимущество под Угледаром и Марьинкой, вынужденно пожертвовав Херсоном.

Но в принципе все это — частности. Основное, чем придется заняться верховной российской власти, это поисками ответа на два исконных русских вопроса: кто виноват? И что делать?

Судя по всему, президенту уже понятно, что его генералы десятилетиями готовились к какой-то не той битве. Кадровые решения уже постепенно принимаются. Хотя пока и не на самом высоком, но достаточно высоком полководческом уровне.

Вкратце суть ситуация такова. За почти девять месяцев спецоперации с должностей сняты три командующих военными округами из четырех. А именно: в октябре по сообщению РБК вместо генерал-полковника Чайко командующим Восточным военным округом стал Герой России генерал Мурадов.

Несколькими днями ранее после неудач на харьковском направлении вместо генерал-полковника Александра Журавлева командовать войсками Западного военного округа был назначен генерал-лейтенант Роман Бердников.

До сих пор совершенно неясна ситуация с генерал-полковником Александром Лапиным, недавним командующим группировкой «Центр» на Украине, а по совместительству — главой Центрального военного округа. Нещадно критикуемый очевидными фаворитами Кремля лидером Чечни Рамзаном Кадыровым и шефом, как утверждают, группы «Вагнер» Евгением Пригожиным за провалы в боевой работе на артемовском направлении, генерал Лапин недавно от участия в руководстве спецоперацией и в самом деле отстранен. Но якобы отправлен не на заслуженную пенсию, а просто слегка подлечиться в тыл.

Что, если разобраться, сути дела особенно не меняет. Тем более, что по сообщению источника агентства URA.RU в Минобороны, генерал-полковник написал рапорт с просьбой об освобождении от должности и к командованию группировкой «Центр» не вернется.

Таким образом, из четырех командующих военными округами на сегодня в России в должности остался единственный — глава Южного военного округа генерал-полковник Александр Дворников. Но и к нему, похоже, у Москвы есть немало вопросов. По крайней мере, именно Дворников с апреля нынешнего года в роли командующего объединенной военной группировкой осуществлял общее руководство боевыми действиями на Украине. Судя по результатам — не слишком-то и удачное руководство. За что, очевидно, и был считанные недели назад сменен на этом посту генералом армии Суровикиным. Оставаясь пока, насколько позволительно судить, в кресле командующего Южным военным округом.

К кадровым изменениям в высшем генералитете, ставшим несомненным следствием неудачного хода спецоперации на Украине, абсолютно обоснованно следует приплюсовать и сентябрьскую отставку нашего главного тыловика — заместителя министра обороны РФ по материально-техническому обеспечению генерала армии Дмитрия Булгакова. Которая случилась точно недаром сразу после того, как через пень-колоду пошло обмундирование и снабжение 300 тысяч граждан, призванных на службу в ходе частичной мобилизации, начатой в сентябре.

В том же ряду, конечно, и августовская отставка бывшего командующего Черноморским флотом адмирала Игоря Осипова. Что просто невозможно не увязать с трагической и почти необъяснимой по своей бессмысленности гибелью 13 апреля в районе острова Змеиный флагмана ЧФ — гвардейского ракетного крейсера «Москва». А еще ранее — большого десантного корабля «Саратов», разгружавшего боеприпасы у причала в Бердянске и попавшего под вражеский ракетный обстрел.

В июне без публичного объяснения причин с должности был снят генерал-полковник Андрей Сердюков, главный десантник России. Новым командующим Воздушно-десантными войсками России стал уроженец Моспино — города районного значения в Донецкой области, генерал-полковник Михаил Теплинский.

Список уже отправленных в отставку после февраля 2022 года российских генералов рангом пониже можно продолжать и продолжать. Чем почти наверняка Кремль и продолжит заниматься без особой огласки. И вот тут-то мы, наконец, и подошли ко второму извечному русскому вопросу: «А что, собственно, делать?».

Судя по всему, главное, чем Кремлю придется заняться действительно безотлагательно — решительно менять все военную организацию государства, оказавшуюся откровенно неготовой к ведению боевых действий такого масштаба, какие гремят сегодня на Украине. Причем, делать это придется в условиях сильнейшего дефицита времени и средств.

Нужно, к примеру, честно ответить на такой вот ключевой, на мой взгляд, вопрос: а как, собственно, случилось, что почти миллионной численности Вооруженные силы РФ оказались не в состоянии выделить для создания объединенной группировки войск на Украине более 150−170 тысяч человек? Причем, выделить их совместно с Росгвардией, в рядах которой народу больше, чем во всех Сухопутных войсках РФ (по некоторым данным, порядка 450 тысяч солдат и офицеров).

Как случилось, скажем, что под бесконечные многолетние славословия про «не имеющие аналогов в мире» образцы новейшей военной техники мы, едва дошло до реального дела на поле боя, принялись клянчить достаточно примитивные дроны-камикадзе у десятилетиями изнемогающего под западными санкциями Ирана?

Таких вопросов любой из нас легко накидает просто тучу. Ответов, если разобраться, от военных ожидать уже совершенно некогда. План преобразований не только Вооруженных сил и других силовых ведомств России должен быть готов уже через месяц. Точнее — к итоговой коллегии Министерства обороны РФ, которая традиционно ежегодно планируется на середину декабря.

Об этом Владимир Путин еще 28 октября прилюдно, под телекамерами, предупредил министра обороны Сергея Шойгу, когда тот пришел к президенту с докладом о завершении частичной мобилизации.

Тогда, напомню, президент сказал: «Исходя из опыта проведения специальной военной операции, нам нужно продумать и внести коррективы в строительство всех компонентов Вооруженных Сил, включая Сухопутные войска. Прошу вас и в рамках ведомства проработать детали, связанные с этой задачей, и на экспертном уровне обсудить все вопросы с тем, чтобы у нас были подготовлены и в короткие сроки приняты все необходимые решения, с тем, чтобы они сочетались и с планами развития предприятий оборонно-промышленного комплекса».

«Договоримся так, что в декабре на ежегодной коллегии [Минобороны — „СП“] после всей этой работы, повторяю еще раз, в том числе на экспертном уровне, чтобы предложения были вами доложены и могли бы быть принятыми», — подчеркнул президент.

Для Шойгу это почти политический нокаут. Потому что за полтора месяца подготовить и обсудить со всеми заинтересованными ведомствами план не декларативной, как раньше, а настоящей и спасительной для России военной реформы — это задача для некого просто какого-то титана с мышлением стратегического уровня и неограниченным административным ресурсом. Под силу ли такое Сергею Кужугетовичу? А если под силу — где министр обороны был раньше с назревшими и перезревшими преобразованиями в нашей армии?

Кстати, недавно исполнилось ровно десять лет, как генерал армии Шойгу находится в нынешней должности. И смотрите, как интересно получается. 1 ноября в своем телеграм-канале член Комитета Госдумы по обороне, в недавнем прошлом — командарм генерал-лейтенант Андрей Гурулев размещает такую вот красноречивую запись: «Надо понимать, что такие события — следствие реальности, которая сложилась в войсках за последние лет 10, когда красивые доклады стали важнее реальности, когда рисовали на презентациях интересные слайды, выдавая желаемое за действительное. Это нам особенно аукнулось в первые месяцы специальной военной операции, к сожалению, сейчас подобное до сих пор есть. Изживать эту тенденцию надо нам вместе, армия — часть общества, все вместе заразу эту победим, получится обязательно».

Про «лет десять» — это случайно? Или генерал Гурулев уже что-то знает про предстоящую в декабре судьбоносную коллегию Минобороны?

Источник

Последние записи:

    Post a Comment
    Имя:
    Почта:
    Сайт:
    Сообщение: