Учебное пособие для Феттеля.

«Хэмилтон не понимал, что происходит и как я это делаю». Секреты победы над лучшим пилотом «Формулы-1»

С 2010 года чемпионские титулы «Формулы-1» в основном делили между особой Льюис Хэмилтон (три) и Себастьян Феттель (четыре) — и лишь один достался другому парню. В 2016-м Нико Росберг стал первым за последние пять лет человеком, победившим английского доминатора на равной машине — например, нынешний лидер «Феррари» не может повторить этот трюк уже два года.

Сын чемпиона 1982 года Кеке Росберга сразу же после завоевания титула завершил карьеру, но рассказал о своем опыте в новом выпуске подкаста Beyond The Grid. Там же немец объяснил, что же, по его мнению, Скудерия делает неправильно в 2018-м.

Соперничество с Шумахером закалило

«Я присоединился к вернувшемуся в «Ф-1» «Мерседесу» на очень ранней стадии: [«Браун»] купли в ноябре, но я заранее знал, что грядет нечто большое, и связался с ними еще раньше. Но я понятия не имел, что моим напарником станет величайший пилот в истории! Когда я подписывал контракт, на горизонте даже слухов не было о Михаэле Шумахере. Мне кажется, даже Росс Браун еще не думал об этом. Лишь потом все случилось словно гром среди ясного неба, и я был в шоке.

Но оправдал ли Михаэль ожидания? Ну, нет, скорее нет. В тот момент у меня не было ни единой победы в гонке, он был самым титулованным пилотом в истории — так что в первую очередь у меня возник вопрос: «как же я буду ему противостоять? Он же невероятно хорош!». Я постоянно думал об этом. Конечно, он тогда уже прошел свой пик, но у него все равно случались очень сильные одномоментные выступления — например, поул в Монако в 2012-м. Но именно они показывали, что он уже пребывает не в лучшей форме: остальные дни выявляли некоторую нестабильность.

Его щедрость быстро заканчивалась, когда его начинали побеждать. У него характер воина. Он вынужден был делиться данными телеметрии, потому что у нас в команде все было доступно всем, но он обожал психологические игры. Причем он о них даже не задумывался — настолько естественно все было с его стороны! Он не тратил энергии на них, он просто такой.

«Хэмилтон не понимал, что происходит и как я это делаю». Секреты победы над лучшим пилотом «Формулы-1»

Моя победа над ним стала важным моментом — можно сказать, поворотной точкой моей карьеры. После нее он ушел в 2012-м, а я остался. Если бы я проиграл, все произошло бы наоборот — он бы остался, а я потерял бы место».

Хэмилтон не мог рассчитать последствия перехода

«Мерседес» отлично поработал, чтобы забрать Льюиса из «Макларена». Должно быть, на это ушло много усилий, потому что в том сезоне у «Макларена» была одна из лучших машин, а мы были просто нигде и кошмарно отвратительны. Кстати, решение стало очень важным и для Льюиса — я не знаю, откуда он взял столько удачи, но уверен, что без нее не обошлось. Он не мог полагаться на один только расчет.

Льюис говорит, что видел признаки прогресса? Да ладно, даже я их не видел, хотя находился внутри «Мерседеса». Как тогда он мог их увидеть? Откуда могла появиться такая уверенность в силе команды после смены регламента 2014 года? Да ладно. Он положился на инстинкт и принял феноменальное решение, позволившее ему завоевать множество титулов».

Росберг мог быть не в курсе, что переговоры с Хэмилтоном вел лично Браун, который знал чуть больше Нико о предстоящих переменах в регламенте и разрабатываемом двигателе.

Как Нико победил Хэмилтона

«Сохранил ли Льюис свою картинговую скорость? Да, определенно, он по-прежнему быстр, его трудно победить и он инстинктивно очень хорош. Остался ли я тем же пилотом, что был и в картинге? Нет, думаю, я стал сильнее в «Формуле-1». Картинг полностью зависит от чистого пилотажа, в то время как в «Ф-1» к нему можно добавить множество вещей. С нужным подходом можно серьезно улучшить свои результаты. Я называю их «играми с деталями» – именно благодаря им я и стал сильнее.

В 2016-м мы были буквально на грани всего. Машина была слишком тяжелой, так что масса тела играла огромное значение. Сезон подошел к летнему перерыву, но я не мог сесть на диету на середине пути: она психологически уничтожает, буквально убивает. А на длинной дистанции столь напряженного сезона психология часто является ключевым аспектом, и я не мог позволить себе сесть на диету. Единственным решением для меня было сбросить немного веса за счет мышц на ногах, и я прекратил велопрогулки.

«Хэмилтон не понимал, что происходит и как я это делаю». Секреты победы над лучшим пилотом «Формулы-1»

После летнего перерыва мы приехали на «Сузуку» – и я взял поул с преимуществом в 0,02 секунды. В то же время выигрыш во времени из-за сброшенного мною килограмма мышц равнялся примерно 0,03 секунды на круге. Я выиграл гонку, а мысли о моей скорости не давали покоя Льюису весь уик-энд. Тот момент фактически и стал определяющим для развязки чемпионата.

Следующей важной частью стали перчатки. Я много работал над ними, удаляя все ненужные части и уплотнения между пальцами и педалью сцепления, чтобы сделать их максимально тонкими и ощущать нажатие как можно лучше. И это мне тоже помогло. Когда по моему дизайну компания сделала мне эксклюзивную модель с особым «пальцем для сцепления», у меня моментально случились четыре или пять гонок, где мне идеально удался старт. Льюис в свою очередь недоумевал в стиле «какого хрена происходит, как он это делает?». Впоследствии он начал пользоваться такими же перчатками.

«Формулой-1» необязательно дышать каждые 24 часа семь дней в неделю — просто необходимо найти лучший баланс между жизнью и работой. Я выяснил это на своем примере: чем лучше жизнь — тем лучше результаты. Таков слоган моего последнего врача в «Ф-1» Аки Хинтсы. Он всегда упирался в этот постулат, и я многому у него научился. В чемпионском сезоне 2016 года я изо всех сил пытался достичь идеального баланса между жизнью и гонками и не только много работать, но и находить время на восстановление с друзьями или родными. И у меня получилось.

Также я обратился к сомнологу для борьбы с десинхронозом («джетлагом» – синдромом смены часового пояса — Sports.ru). Эффективный метод потребовал от меня огромной самодисциплины. Начинать нужно за пять дней до собственно поездки и претворять план в жизнь короткими шагами — отматывать время в нужном направлении не более чем на полтора часа в день. Например, когда едешь в Австралию и стартуешь за пять дней до отлета, к моменту прибытия сдвигаешь режим на 7,5 часов. В итоге я просыпался в час ночи, час дня или в другое абсолютно сумасшедшее время. Моя жена смотрела на меня и говорила: «Какого …? Ты что, теперь совсем долбанулся? Из ума выжил?». А я вставал и шел на пробежку по Монако, потом садился в самолет и летел на практику — по прибытию мне оставалось скорректировать время на последние полтора часа.

В итоге я провел весь сезон без десинхроноза. Это была революция всей моей жизни — потому что раньше я часто не мог уснуть из-за «джетлага».

Также я работал с психологом долгие годы, но особенно в 2016-м. По два часа через день. Он тоже помог мне. Я хорошо понял себя, свой подход к жизни, взаимодействие с эмоциями — ведь эмоции нельзя просто взять и выключить. Но если понять их, почему и отчего они возникли, можно научиться лучше и логичнее реагировать. Причем это помогает не только в машине, но и просто в жизни, везде. Кроме последних четырех кругов по Абу-Даби — там ничего не спасало, ситуация полностью вышла из-под контроля. Ни один из трюков с медитацией не сработал (смеется).

«Хэмилтон не понимал, что происходит и как я это делаю». Секреты победы над лучшим пилотом «Формулы-1»

Но все не всегда было так хорошо. Как-то я пробовал учиться играть на гитаре, чтобы отвлечься от гонок— и заработал мозоли на пальцах. В итоге я не мог переключать передачи прямо в середине сезона-2015».

В «Мерседесе» не хотели делать чемпионом конкретного гонщика

«Командная тактика — это жутко. Но обычно у тебя нет выбора. Очень важная вещь: команда заранее должна прояснить правила игры, и в «Мерседесе» озаботились этим еще до начала сезона-2016. У нас все было предельно ясно: если у напарника есть шанс выиграть [когда у тебя его нет] – пропусти его. Это немного упростило отношения, потому что позволяло подготовиться к возможным ситуациям, но когда момент подходил, выбора не было — ты должен просто выполнять. Нельзя идти против своей гоночной семьи.

Чувствовал ли я, что Тото Вольфф или «Мерседес» больше хотели отдать титул Льюису, а не мне? Нет, вообще нет. У нас были правила, принятые в начале сезона, и они действовали целиком и полностью в соответствии с этими правилами. Так что я никогда ни о чем подобном не думал».

Сейчас «Феррари» все делает неправильно

«Сезон Феттеля пошел совсем не по плану. В чемпионате правит стабильность, а Себ за последние месяцы ее совсем не демонстрировал. То же самое можно сказать и о его команде. Перед летним перерывом казалось, что Феттель должен стать чемпионом, но с тех пор результаты какие-то совсем односторонние — тотальное доминирование [«Мерседеса»]. И все из-за ошибок. Льюиса никогда так не победить, потому что Льюис сам не совершает ошибок. Очень-очень редко.

Феттелю мешает давление? Ну, он четырехкратный чемпион мира, у него были впечатляющие результаты. Не уверен, что дело в этом. По-моему, он иногда хочет слишком многого здесь и сейчас и забывает о длинной дистанции. Кажется, он временами с перебором самоуверен и не понимает, что нужно признавать, когда кто-то справляется лучше, отступать и брать реванш немного погодя. И это странно. Уверен, он способен выступать намного лучше.

«Хэмилтон не понимал, что происходит и как я это делаю». Секреты победы над лучшим пилотом «Формулы-1»

Не знаю, можно ли назвать ошибкой объявление о непродлении контракта с Кими в Монце и отказ от командной тактики в том уик-энде. Многие фанаты скажут, что это круто, а «Мерседес» подвергся массивной критике за них же. Конечно, задним умом легко сказать, что «Феррари» обязана была поставить все на одну лошадь и начать раньше полностью поддерживать Себастьяна. Знаете, что кажется мне особенно странным? На недавней гонке в Сузуке Кими финишировал пятым, а Себастьян — шестым. Какого черта «Феррари» не приказала им поменяться? Чемпионская гонка в самом разгаре, им нужен каждый балл, чтобы сохранить последние шансы, почему их не поменяли? Я сидел и думал: «Да что там у них происходит?». Это дало бы Себастьяну 2 дополнительных балла — они ему позарез нужны! Сумасшествие!

Между ними было 40 секунд? И что? Я вообще не понимаю этого. Можно было позвать Кими на пит-стоп.

Вероятно, это и есть проявление намного более серьезной проблемы внутри «Феррари». Возможно, она и выводит Себастьяна из равновесия, поскольку он не понимает, почему не получает поддержку. Здесь может крыться внутренняя проблема».

Последние записи:

    Комментарии к записи «Хэмилтон не понимал, что происходит и как я это делаю». Секреты победы над лучшим пилотом «Формулы-1» отключены    Далее   

    Комментарии закрыты.